Домашнее насилие в РФ: Бить или не бить — решает Совфед

Дело сестёр Хачатурян — одно из самых громких в 2019 году. И один из основных обсуждаемых вопросов связан с декриминализацией домашнего насилия. Мы собрали высказывания по делу сестёр от тех, кто эти поправки принимал — депутатов Госдумы и членов Совета Федерации — и заодно проверили часть из них.

Кузнецова: «Резонанс раздувается искусственно»

Спустя два года, ярые защитники декриминализации домашних побоев по поводу дела сестёр Хачатурян предпочитают молчать. Высказываются только те, кто изначально был против поправок, — коммунисты. Депутат Госдумы Ольга Алимова на пресс-конференции саратовского реготделения партии заявила, что «защитила бы девочек».

Уполномоченный по правам ребёнка Анна Кузнецова, хоть и признаёт ошибку законодателей, но ажиотажа вокруг дела сестёр не разделяет:

«Самое главное, чтобы сделаны выводы были правильно. Конечно, неправильно, когда резонанс раздувается искусственно, когда кто-то пытается паразитировать на этой теме».

Анна Кузнецова, источник: Wikipedia.org

Одна из соавторов закона, член комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Ольга Баталина, напротив, до сих пор настаивает на своём:

«Статистика судебного департамента при Верховном суде РФ показывает, что наказывать за побои стали чаще, причём в разы, — говорит она. — Если в 2015 году из 59,5 тысячи представших перед судом за побои были осуждены около 16,2 тысячи человек, то только за первое полугодие прошлого года наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51,7 тысячи нарушителей».

Вердикт — ложь: в 2015 году по статье «Побои» (умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои, ст. 115 и 116 УК РФ) было осуждено 29 683 человек, оправдано 2 000, дело прекращено в отношении 56 465 граждан).

Однако волна общественных протестов всё же заставила многих высказаться в своё оправдание. Правда, так, будто в стране и мире не обсуждают дело сестёр Хачатурян.

Галине Кареловой, члену Совета Федерации и соавтору закона, поручили серьёзно заняться проработкой вопроса и выяснить, «каких мер защиты не хватает» российским женщинам — сенаторы уже признали, что изменения в законе реальную ситуацию к лучшему не изменили. Спикер Госдумы Вячеслав Володин тоже резко поменял своё мнение: «Если была ошибка, то её нужно исправить».

Оксана Пушкина, источник: Wikipedia.org

Депутат Госдумы Оксана Пушкина два года назад свою позицию по декриминализации домашнего насилия не озвучивала. Сейчас она выступает против:

«Очень сложно признавать ошибки. Исправлять их трудно… Но надо. Что делать? Принять закон “Об основах профилактики семейно-бытового насилия”, над которым мы, группа депутатов, общественные деятели, научное сообщество, адвокаты, правовики и юристы трудимся второй год. В поддержку нашего законопроекта мы проводим встречи с людьми и разъясняем суть документа».

Она также охотно комментирует в СМИ работу над новыми поправками, которые должны улучшить положение женщин:

«Моя задача — донести до гаранта нашего государства информацию, что домашнее насилие на сегодняшний день — это проблема в нашей стране, и не создать закон, который регулировал бы всю систему координат, — это преступление».

Одно из предложений — ввести охранные ордера — уже было встречено критикой со стороны других законодателей.

Татьяна Москалькова, источник: Wikipedia.org

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова, два года назад поддержавшая законопроект, признала «чудовищность» ошибки. Помимо ордеров, омбудсмен предлагает в качестве меры профилактики перечислять зарплаты мужей тем, кто пострадал от домашнего насилия некриминального характера. Правда, эта идея пока не получила статус законодательной инициативы.

Поправки к «закону о шлепках»: кто и почему настоял на административном наказании за домашние побои

Два с половиной года назад, в феврале 2017 года, Владимир Путин подписал закон о декриминализации домашнего насилия. Если раньше уже после первых побоев, нанесённых члену семьи, можно было попасть на скамью подсудимых, то сейчас — отделаться профилактической беседой с участковым

Уголовная ответственность теперь наступает только при повторном случае побоев. За побои, нанесенные члену семьи впервые, предусмотрен штраф от 5 до 30 тысяч рублей, арест до 15 суток или обязательные работы на срок от 60 до 120 часов.

Изменения в законодательстве активно взяли на вооружение защитники так называемых семейных ценностей: изначально поправки преподносились как защита детей от вмешательства социальных служб, которые, по распространённому мнению, якобы могли наказать родителей за невинные шлепки в воспитательных целях.

Депутат Виталий Милонов и вовсе перегибал палку. Он заявлял, что «получить от жены сковородкой по башке — это абсолютно нормально», а все проблемы в семье — от пьянства, и возрождение лечебно-трудовых профилакториев — это единственный выход. Конечно, он вспомнил и о другой любимой теме: «бьют, потому что пьяные, “синие”, а еще хуже, когда наркоманы или секс-меньшинства — там вообще ужас!».

Виталий Милонов, источник: Wikipedia.org

В домашнем насилии он обвинил и «отсутствие пропаганды нормального института семьи», и телевидение:

«к сожалению, то, что у нас происходит в СМИ, постоянное смакование всех этих домашних мордобоев, перечисление десятков половых партнеров, которые были у неверной жены или мужа, это настраивает общество на деструктивный лад. Нет передачи, где эти люди клеймились бы позором, осуждались. Поэтому молодые люди относятся к браку как к некой развлекушке. Так как женщина не воспринимается ими как сакральное творение, то и отношение у них быдло-гопное. Можно как угодно заигрывать с реперами, приглашать их на пляжи выступить для больных нудистов, но надо понимать, что бытие в какой-то степени определяет сознание. Героями становятся те, кто бьет морды…Какие мощи — такой и елей».

С инициативой поправок формально выступили два депутата Госдумы и два члена Совета Федерации — все женщины. Но на самом деле, главным лоббистом законопроекта была только одна — Елена Мизулина. Именно она настаивала на том, что только декриминализация домашнего насилия спасёт Россию от ювенальной юстиции и защитит «традиционную семью»:

«если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы. А если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием. В этом смысле «закон о шлепках» сам по себе — акт ненависти по отношению к семьям с детьми».

Елена Мизулина, источник: Wikipedia.org

В интервью от 2018 года, через год после принятия законопроекта, она так объясняла свою позицию:

«я не против того, чтобы законодательство предусматривало дифференцированные меры ответственности за совершение насильственных преступлений, но против произвола в этой сфере, когда под видом борьбы с домашним насилием просто делают отчетность. А теперь смотрите, что получилось, когда перевели это преступление в случае первого правонарушения в административный состав: эти дела стало невозможно прекратить. Потому что как происходило раньше? Женщины сами часто добровольно забирали заявления. Теперь же прекратить дело невозможно, и число административных дел по этой статье выросло в разы».

Другие инициаторы законопроекта лишь поддакивали Мизулиной, оправдывая поправки. «Это не делает побои социально одобряемым действием», — сказала Ольга Баталина, при этом оговорившись, что «синяк заживёт», а значит, не надо за него и наказывать по уголовной статье. «нет россиян, которые выступают за домашнее насилие», — эхом отозвалась Мизулина. Однако надежды законодателей не оправдались, по данным кризисного центра «Анна», который помогает жертвам домашнего насилия, за 2017 год к ним поступило около 26 тысяч звонков, в то время как в 2014 году к ним за помощью обратились всего 8 тысяч женщин.

Единороссы проголосовали за поправки к закону единогласно. Депутат Ольга Тимофеева тоже делала акцент на защите детей:

«могу сказать, что моя точка зрения абсолютно совпадает. Я считаю, что происходит скрытая форма навязывания форм ювенальной юстиции, которые далее будут протаскиваться в наше законодательство».

Ольга Тимофеева, источник: Wikipedia.org

Вице-спикер верхней палаты парламента Галина Карелова, соавтор законопроекта, добавляла:

«это вовсе не означает, что хулиганы и дебоширы, позволяющие себе применять рукоприкладство в отношении своих близких, не будут наказаны. Насилие в семье недопустимо ни при каких обстоятельствах».

Но и этот прогноз был неверным. В связи со стигматизацией жертв насилия, статистику преступлений проанализировать тяжело. По имеющимся данным, Всемирный Банк признал россиянок самыми не защищёнными от домашнего насилия.

«Считайте меня коммунистом»

Единственными, кто голосовал против принятия поправок, были коммунисты. Павел Крашенников высказывался и публично. В своё время не поддержала инициативу и бывший сенатор Валентина Петренко, оппонируя «ювенальному» аргументу:

«никто по жизни, ни по какой религии и так далее не может допустить того, чтобы избивали детей, чтобы их жестоко наказывали».

Валентина Петренко, источник: Wikipedia.org

Президент же не выступал ни за, ни против — молча подписал бумаги, не дав ни одного комментария, в то время как другие представители исполнительной власти закон раскритиковали ещё на стадии его обсуждения.

В Следственном Комитете не могли не знать о настоящем положении дел с домашним насилием в семье, как и с «размахом» ювенальной юстиции. Председатель Следкома Александр Бастрыкин тогда эмоционально заявил, что «маньяки переместились в семьи», и сейчас признался:

«два года назад мы резко выступали против декриминализации домашнего насилия, перевода его в административный проступок. Как в воду глядели: резко поднялось домашнее насилие, в том числе над детьми».

Острой критикой ответили на законопроект в Совете Европы: генсек Турбьерн Ягланд отправил российским законотворцам предупредительное письмо. На что спикер Госдумы Вячеслав Володин парировал, что Европа России не указ.

В Совете по правам человека закон не поддержали. Анита Соболева, глава комиссии по социальным делам СПЧ, назвала штраф по административному делу «налогом на право бить».

А вот Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова ещё на стадии обсуждения поправок соглашалась с Мизулиной:

«муж наносит жене удары, даже легкие… Его осуждают на три года лишения свободы, она остается одна с двумя детьми, переосмыслила свое поведение, что, в принципе, она его сама достала…».

Статистика по статьям о «домашнем насилии»

По данным судебного департамента при Верховном суде, в 2015 году, за год до декриминализации побоев, по статьям 115 и 116 Уголовного кодекса проходило более 80 тысяч лиц. Из них почти каждый третий (более 24 тысяч) был осуждён. Оправдали только 4% лиц (около 3 тысяч), проходящих по делу. Однако в отношении большей части,примерно 63% (более 50 тысяч), лиц дело прекращали, в каждом пятом случае ― по так называемым реабилитирующим основаниям, в том числе и за отсутствием состава преступления).

После принятия поправок, побои стали частью Кодекса об административных правонарушениях (статья 6.1.1). Согласно той же базе Верховного суда, количество дел по статьям 115-116 УК РФ действительно сократилось. В 2017 году обвиняемыми проходили уже 20 тысяч человек. Но пропорции сохранились: 30% (6,5 тысяч человек) осуждено, 5% (больше тысячи) оправдано, большинство же дел были прекращены. Зато по новой статье КоАП поступило больше 160 тысяч дел. Каждое шестое дело, правда, возвращали «для устранения недостатков протоколов». 7% дел прекратили, примерно столько же ―  передали по подведомственности. В качестве наказания, 81 человек получил письменное предупреждение, административный арест наложили на 9 тысяч человек, штраф выписали 90 тысячам, а к обязательным работам приговорили 15 тысяч человек.

Количество дел по уголовным статьям о домашнем насилии в 2018 году сократилось до 14 тысяч дел. Осуждено было 40% (более 5 тысяч лиц), оправдано 7% (около тысячи). Как обычно, большая часть дел была прекращена. Напротив, дел по статье 6.1.1. КоАП стало ещё больше ― уже почти 177 тысяч, но пропорции решений сохранились. 14% дел вернули «для устранения недостатков протоколов», 8% дел прекратили, 8% передали по подведомственности. Наказания тоже остались прежними: 76 человек получили письменное предупреждение, 8 тысяч человек отправили под административный арест. К выплате штрафа приговорили почти 98 тысяч человек, а на обязательные работы отправили почти 15 тысяч.

На сегодняшний день поправки к закону о домашнем насилии включают в себя: фиксированные меры по реабилитации жертв насилия и введение охранных ордеров, запрещающих насильникам приближаться к тем, кому они уже причинили ущерб. Для полноценной реализации закона может потребоваться создание кризисных центров, привлечение психологов, финансирование и отчётность в управлениях МВД о жертвах насилия внутри семей.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.