Хроники Чебурнета: контроль интернета в России в 2019 году

Блокировки интернет-ресурсов и ограничения на доступ к определённым сайтам уже давно не новость для россиян, как минимум, с 2014 года. Однако 2019 год дал прицел на дивный новый мир «суверенного Рунета». Пробуем разобраться в том — от кого мы должны быть суверенными, для кого и главное — за чей счёт. 

Апология Чебурнета

Идея о новом способе контроля за Сетью появилась ещё с приходом Германа Клименко в советники президента РФ в 2014 году. А 16 апреля 2019 года Госдумой был принят законопроект о «суверенном интернете», который затем трансформировался в закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи»», он был одобрен 22 апреля Советом Федерации и вступает в силу 1 ноября 2019 года. 

Авторы закона — сенаторы Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат Андрей Луговой. Это третья из ограничительных инициатив Андрея Клишаса до последней недели, когда он предложил по сути фильтровать всю личную переписку и банить почтовые аккаунты и аккаунты в мессенджерах. Напомним, что именно Клишас был инициатором законов о фейковых новостях и об оскорблении представителей власти в интернете. 

Декларируемая цель закона о суверенном Рунете — защита российского сегмента интернета от внешних угроз. Документ, в частности, предписывает всем операторам связи установить на свои сети специальное оборудование. В случае возникновения угроз целостности, устойчивости и безопасности функционирования интернета Роскомнадзор сможет централизованно управлять маршрутизацией трафика.

Закон предусматриивает создание национальной системы маршрутизации интернет-трафика, согласно которому:

  • операторы связи обязаны установить государственное оборудование на точках обмена трафиком внутри страны и линиях связи, пересекающих границу РФ;
  • реализуется возможность «централизованного управления» рунетом;
  • обмен трафиком между операторами связи должен осуществляться только через точки обмена, внесённые в специальный реестр, порядок включения в который будет определен правительством РФ;
  • реализуется ограничение доступа к запрещённым в РФ интернет-ресурсам;
  • создаётся «национальная система доменных имён».

По мысли разработчиков, закон призван сохранить работу Рунета в случае гипотетического отключения России от мировой Сети.

Пользователи ещё до внесения законопроекта окрестили новую версию Рунета Чебурнетом, усмотрев в поправках серьёзное нарушение прав на доступ к информации и возможность цензуры. Об этом же говорят и правозащитники. В частности руководитель «РосКомСвободы» Артём Козлюк:

Если говорить про доступ к информации, этот законопроект несет риски внутренних государственных «шатдаунов» – отключений интернета, отключения самих себя от внешней сети. Это также повлияет на доступ граждан к информации.

Артём Козлюк в интервью BBC

Тестирование на Урале

Летом закон немного выпал из поля зрения медиа, но 24 сентября глава Роскомнадзора Александр Жаров заявил, что в конце сентября — начале октября начнется тестирование оборудования для изоляции Рунета на случай угроз: «В настоящее время осуществляется монтаж оборудования на сетях основных операторов связи». О подробностях тестирования сообщал РБК. 

  • Оборудование от компании «РДП.РУ» сейчас устанавливают на сетях всех крупнейших операторов связи в Уральском федеральном округе;
  • Оборудование уже стоит в Екатеринбурге, устанавливается в Челябинске, Тюмени, Магнитогорске и других городах;
  • Собеседники РБК сообщили, что пилот по переводу всего Уральского федерального округа на DPI (системы глубогого анализа) будет завершен к концу года, после этого будет решаться вопрос о развертывании системы в других регионах. «После сдачи пилота будут оценивать, насколько «токсичным» он был для пользователей, то есть влиял ли на сервис, а также было ли заблокировано все из реестра запрещенных сайтов Роскомнадзора и не заблокировали ли что-то лишнее», — сказал РБК участник пилота на Урале.

Аналитики при этом отмечают, что внедрение систем контроля никак не повлияет на пользователя, который привык пользоваться VPN и прокси в связи с уже известными блокировками. А заблокировать весь «вредоносный» контент можно только отключив в принципе интернет в России. Для интереса мы посчитали, во сколько обойдётся один день блокировки только популярных соцсетей и мессенджеров в РФ и думаем, едва ли наши власти готовы к таким рискам

Кто оплачивает банкет 

И раз уж мы заговорили о деньгах, стоит учесть, сколько стоит данная программа. На внедрение её выделено: 

  • изначально в рамках программы «Цифровая экономика Российской Федерации» было заложено более 20 миллиардов рублей;
  • в рамках программы «Информационное общество» 1,842 миллиарда;
  • потом стоимость подросла: на реализацию закона в госбюджете на 2019—2021 годы уже заложено 30,8 млрд рублей, включая 20,8 млрд на «закупку IT-систем».

Реальные затраты могут быть выше, так IT-эксперт Михаил Климарев в интервью «Новой» называет минимальную сумму в 60 млрд рублей и говорит, что она может быть и втрое больше. 

Операторы связи при этом затрат особо не несут, как и никакой ответственности за установленное оборудование, поскольку не имеют полного контроля за ним. И это по мнению Климарева — то, что в какой-то мере спасает от тотального контроля. С другой стороны — в ситуации полной непрозрачности, когда мы даже не знаем до конца, какое именно оборудование будет ставиться на линии связи, возникает масса схем для коррупции и хищения бюджетных средств. А как мы знаем, при наличии возможности хищений, в России они закономерно случаются. 

Тут стоит отметить, что Счётная палата России изначально не поддержала законопроект, заявив, что помимо самих выделенных денег из федерального бюджета, проект может повлечь дополнительные траты, а также привести «к росту стоимости товаров и услуг на российском рынке, что содержит риск увеличения расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы РФ на их оплату». Тем не менее, деньги на Чебурнет в бюджет уже заложены. 

Какова ситуация в мире и чего нам ждать

Балканизация интернета — процесс распада единого пространства Всемирной Сети на множество в разной степени закрытых сегментов, которые защищаются и управляются национальными государствами. Также для обозначения этого процесса используют слова «кибербалканизация» и «сплинтернет».

Надо сказать, что Россия не одинока в тяге к контролю за интернетом, это, к сожалению, общемировая тенденция, чему доказательством служит не только великий китайский фаерволл, но и недавняя попытка внедрения корневого сертификата в Казахстане, да и условные страны Запада (не только спецслужбы, но и правительства) в разной степени стремятся ограничить то анонимность, то свободу выражения в Сети.

Тенденция общемировая. Но в России она осложняется тем, что общество на эти процессы имеет весьма ограниченное влияние и едва ли представляется возможным выиграть суд против государства в случае ущемления прав на доступ к информации или иных прав.

Тем не менее, процессы построения новых связей и обхода ограничений развиваются значительно быстрее, чем процесс «балканизации». Поэтому хотя Чебурнет в теории и может усложнить жизнь россиян, на практике способы информационного выживания в закрытых системах уже существуют, а мы ими пользуемся (те же прокси и VPN). И едва ли бюрократическая машина какой либо страны, кроме совсем уж крайних примеров вроде Северной Кореи, сможет обогнать процессы, направленные на связь и открытость, а не на разделение Сети. Что, тем не менее, не стоит считать поводом для успокоения.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.